И судьбы и даты сближаю

И судьбы и даты сближаю,
Отчаяньем губы стужу,
Но истин уже не узнаю,
И даже узнав, не скажу.
Я умер...
Звезда закатилась,
Шипя и свистя, сорвалась,
Гнилушкой, как высшая милость,
В ладони ребёнку далась.
Пока не сомкнулась над нею
Бесшумная вечная ночь,
Судьбу загадай поскорее
И счастье себе напророчь.
Подумаешь!
Что за утрата!
Ну, меньше одним светляком:
Ведь это случилось когда-то -
Бездымно, легко, далеко.
А здесь - трепетание почек,
Готовых очнуться листвой,
И жизни несмелый комочек -
Простое её торжество.
Как внятны земные пределы,
Которыми счастливы мы!
И нет нам, беспамятным, дела
До прошлой и будущей тьмы.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.
2015-07-14
В годы реакции Бунин создал свои выдающиеся произведения — «Деревню» и «Суходол». Горький писал о большом значении «Деревни»: Я знаю, что когда пройдет ошеломленность и растерянность, когда мы излечимся от хамской распущенности...
2015-07-15
Творчество Бунина последнего, эмигрантского периода вызывает противоречивые суждения и оценки. В очень интересной статье «О Бунине» Твардовский делает ряд тонких наблюдений, особенно ценных потому, что в данном случае художник говорит о художнике. Говорит так, как, быть может, не сумеет сказать критик.