Грусть

Внемля ветру, тополь гнётся,
с неба дождь осенний льётся,
Надо мною раздаётся
мерный стук часов стенных;
Мне никто не улыбнётся,
и тревожно сердце бьётся,
И из уст невольно рвётся
монотонный грустный стих;
И как тихий дальний топот,
за окном я слышу ропот,
Непонятный странный шёпот —
шёпот капель дождевых.

Отчего так ветру скучно?
Плачет, ноет он докучно, —
И в ответ ему стозвучно
капли бьются и бегут;
Я внемлю, мне так же скучно,
грусть со мною неразлучна,
Равномерно, однозвучно
рифмы стройные текут;
В эту пору непогоды,
под унылый плач Природы,
Дни, мгновенья, точно годы —
годы медленно идут.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Свое крупнейшее произведение эмигрантского периода — роман «Жизнь Арсеньева» Бунин писал свыше одиннадцати лет, начав его в 1927 году и закончив в 1938-м. Многие из рассказов цикла «Темные аллеи», а также ряд других небольших рассказов были написаны после этого романа.
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.
2015-05-19
Блок и Белый появились в переломный для русского символизма момент. «Так символически ныне расколот, — писал Белый, — в русской литературе между правдою личности, забронированной в форму, и правдой народной, забронированной в проповедь, — русский символизм, еще недавно единый.