Если б я был султан

Если б я был султан, я б имел трёх жён,
И тройной красотой был бы окружён.
Но с другой стороны при таких делах
Столько бед и забот, ах, спаси аллах!

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо с другой стороны!

Зульфия мой халат гладит у доски,
Шьёт Гюли, а Фатьма штопает носки.
Три жены красота, что ни говори.
Но с другой стороны - тёщи тоже три.

Если даст мне жена каждая по сто,
Итого триста грамм - это кое-что!
Но когда «на бровях» прихожу домой
Мне скандал предстоит с каждою женой!

Как быть нам, султанам, ясность тут нужна.
Сколько жён в самый раз? Три или одна?
На вопрос на такой есть ответ простой:
Если б я был султан - был бы холостой!

Не очень плохо иметь три жены,
Но очень плохо с другой стороны!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-05-19
Блок и Белый появились в переломный для русского символизма момент. «Так символически ныне расколот, — писал Белый, — в русской литературе между правдою личности, забронированной в форму, и правдой народной, забронированной в проповедь, — русский символизм, еще недавно единый.
2015-08-27
Князь Сергей Михайлович Волконский (1860—1937) — внук декабриста, театральный деятель. В 1899—1901 годах был директором императорских театров, он автор статей о ритмическом воспитании, книги«Человек на сцене» (1912) — о ритме и выразительности движений. С осени 1918 года С.М.Волконский жил в Москве, читал лекции в Институте слова, преподавал в Художественном театре, в студии Вахтангова, в еврейском театре Габима.
2015-06-05
В своих воспоминаниях Корней Иванович Чуковский приводит разговор о «Двенадцати» между Блоком и Горьким. Горький сказал, что «Двенадцать» — злая сатира. «Сатира? — спросил Блок и задумался. — Неужели сатира? Едва ли. Я думаю, что нет. Я не знаю». Он и в самом деле не знал, его лирика была мудрее его. Простодушные люди часто обращались к нему за объяснениями, что он хотел сказать в своих «Двенадцати», и он, при всем желании, не мог им ответить.