Двух станов не боец, а - если гость случайный

Двух станов не боец, а - если гость случайный -
То гость - как в глотке кость, гость - как в подмётке гвоздь.
Была мне голова дана - по ней стучали
В два молота: одних - корысть и прочих - злость.

Вы с этой головы - к создателеву чуду
Терпение моё, рабочее, прибавь -
Вы с этой головы - что требовали? - Блуда!
Дивяся на ответ упорный: обезглавь.

Вы с этой головы, уравненной - как гряды
Гор, вписанной в вершин божественный чертёж,
Вы с этой головы - что требовали? - Ряда.
Дивяся на ответ (безмолвный): обезножь!

Вы с этой головы, настроенной - как лира:
На самый высший лад: лирический... - Нет, спой!
Два строя: Домострой - (и Днепрострой - на выбор!)
Дивяся на ответ безумный: - Лиры - строй.

И с этой головы, с лба - серого гранита,
Вы требовали: нас - люби! тех - ненавидь!
Не всё ли ей равно - с какого боку битой,
С какого профиля души - глушимой быть?

Бывают времена, когда голов - не надо.
Но слово низводить до свёклы кормовой -
Честнее с головой Орфеевой - менады!
Иродиада с Иоанна головой!

Ты царь: живи один... (Но у царей - наложниц
Минуты.) Бог - один. Тот - в пустоте небес.
Двух станов не боец: судья - истец - заложник -
Дух - противубоец! Дух - противубоец.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
Великая, но, к сожалению, неоконченная поэма Блока «Возмездие» была задумана в Варшаве после похорон профессора Блока. Эпиграф взят из Ибсена: «Юность — это возмездие». Это произведение родилось из посмертной любви поэта к отцу, который при жизни был ему совершенно чужим.
2015-07-15
В 1921 году Бунин записал: Печаль пространства, времени, формы преследует меня всю жизнь. И всю жизнь, сознательно и бессознательно, то и дело преодолеваю их. Но на радость ли? И да — и нет. Я жажду и живу не только своим настоящим, но и своей прошлой жизнью и тысячами чужих жизней, современный мне, и прошлым всей истории всего человечества со всеми странами его. Я непрестанно жажду приобретать чужое и претворять его в себе.
2015-07-21
Бедность, равнодушие издательств тягостно переносились Иваном Алексеевичем. Неизмеримо острее, однако, воспринимались страшные события, начавшиеся с приходом к власти фашистов. В октября 1936 года Бунин сам оказался жертвой их жестоких и бессмысленных порядков. В немецком городке Линдау он был задержан, раздет догола, грубо обыскан, бесстыдно допрошен. В результате писатель заболел и вынужден был, едва достигнув Женевы, вернуться в Париж.