Диалог в бассейне

Я спросил у пловчихи Насти:
- Как, малышка, тебе живётся?
- Понимаешь, старик, - несчастье,
не плывётся мне, не плывётся...

Раньше с ходу рекорд давала,
да не знала, что быть беде...
Я летала в воде, бывало...
Я плыла как рыба в воде...

А теперь... То ли стала старше
(как-никак, девятнадцать лет) -
на дорожке бассейна страшно,
нет ни лёгкости, ни побед.

Всю дистанцию - как чумная.
Финиширую - как придётся.
Что со мною - сама не знаю,
не плывётся мне, не плывётся.

...Я гляжу на неё, на Настю,
а она - как луна в ненастье.
А бывало - плыла с улыбкой.
А была золотою рыбкой.
И беспечна, и неранима.
А заботы... те плыли мимо.

- Так бывает, малыш, со всеми -
нас в людей превращает Время.

Мы становимся злей и строже,
нас людская любовь корёжит.
И уходит былая лёгкость,
не плывётся нам, не плывётся.

Не для нас голубые блёстки
и феерии водяные.
Ветер нашей стихии - жёсткий.
Мы реальные. Мы земные.

Воздух в лёгких не лёгок - труден.
Свет реальности больно жжётся,
оттого и твердим мы, люди:
«Не плывётся нам, не плывётся...»

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-08-27
В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов.
2015-04-08
Что было осенью 1956 года. Д. Ф. Слепян и Р. М. Беньяш пригласили меня прийти вечером, обещая сюрприз, о столовой кроме гостеприимных хозяек находилась незнакомая в темном платье, пожилая дама; не могу найти другого, более подходящего, чем это старомодное, сейчас, увы, утратившее былой смысл, слово.
2015-06-04
Вспоминается день, когда я впервые увидел блоковскую Кармен. Осенью 1967 года я шел набережной Мойки к Пряжке, к дому, где умер поэт. Это был любимый путь Александра Блока. От Невы, через Невский проспект— все удаляясь от центра — так не раз ходил он, поражаясь красоте своего родного города. Я шел, чтобы увидеть ту, чье имя обессмертил в стихах Блок, как Пушкин некогда Анну Керн.