Братья милые

О, славянская наша земля, -
Корень пращуров, Родины силы,
Погляжу я, наплыли в поля,
Будто после потопа, могилы.

Я, наверно, чудак-человек,
Коль не понял задумки толковой:
На деревне, отжившей свой век,
Обелиск нарождается новый.

По граниту горят имена.
Братья милые, вашим невестам
Вдовью долю вручила война,
Вам - в просторах высокое место!..

Пролетают, крича без ума,
Ветры времени и коростели.
Ваши домики, звень-терема,
Скособочились и опустели.

Здесь упали и сын и отец
Под железным огнём на рассвете.
Только враг иль несчастный слепец
Этих траурных звёзд не заметит.

Только взору из чуждой дали
Не наполниться слёзною дрожью.
Густо, густо в России взошли
Незабудки-цветы у подножья.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-21
Последние страницы второй книги «Жизни Арсеньева» посвящены поре мужания юного Арсеньева. Удивительная зоркость, тонкое обоняние, совершенный слух открывают перед юношей все новые красоты природы, все новые сочетания между ее компонентами, все новые и прекрасные формы ее созревания, весеннего расцвета.
2015-04-08
Благоговея перед величием имени и необыкновенностью личности Анны Андреевны Ахматовой, я никогда не смел даже помыслить о том, чтобы когда-нибудь дерзнуть вылепить ее натурный портрет. Нагловатостью и авантюризмом, казалось мне, попахивала сама идея встречи с нею, уже при жизни ставшей классиком современной русской литературы. И наверное, я так никогда и не осмелился бы подойти к ней с просьбой о позировании если бы...
2015-07-06
Прочитав однажды до предела субъективные рассуждения Ю.Айхенвальда о своей поэзии, Александр Блок под свежим впечатлением от них написал: «Как можно критику, серьезному, быть столь импрессио-нистичным, столь порхающим с предмета на предмет, столь не считающимся о простейшими историко-литературными приемами?