Богатырь

В былине, на древней картине,
В легенде, поросшей быльём,
Я часто встречаюсь доныне
С могучим богатырём...

В нём — доблесть бойца удалого,
И верность, и рыцарский пыл.
Вознёс его дар Васнецова
И Врубель — в бессмертье врубил!

Он — рослый, прямой и упрямый,
В кольчуге. С шеломом стальным,
И конь его, тяжкий как мамонт,
Чугунно ступает под ним.

Какой же он сильный-пресильный!
А очи горят добротой.
Как будто бы взор его синий
Забрызгало волжской водой.

Ты дай ему лямку — для тяги, —
Он Землю своротит плечом!
А я, как о малом дитяте,
Вседневно тревожусь о нём.

Я думаю с тайной заботой:
Могуча у воина грудь,
Да больно он добр. Коль охота —
Такого легко обмануть!

Ни грозное ханство, ни царство
Не сделают с ним ничего.
Но хитрость! Но ложь! Но коварство!
Вот страшное зло для него!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-06
О фольклоризме Есенина исследователи его творчества стали писать еще при жизни поэта. Со временем определили три народно-поэтических струи, питавших лирику и прозу рязанского «златоцвета».
2015-07-05
Немаловажная проблема, когда мы говорим о Есенине сегодня и завтра, самым непосредственным образом связанная с пребыванием поэта в Европе и Америке: встречей «лицом к лицу» с русской эмиграцией — и прежде всего, с возникшим на Западе после Октября 1917 года русским литературным зарубежьем.
2015-07-21
Поворот неожиданный. Но для Бунина характерный. Его всегда интересовало внутреннее состояние человека в той или иной общественной атмосфере. Рабство и дальнейшее, пореформенное оскудение русских сел не могли не наложить мрачную печать на их обитателей, независимо от того, к какой социальной среде они принадлежали.