Богатырь

В былине, на древней картине,
В легенде, поросшей быльём,
Я часто встречаюсь доныне
С могучим богатырём...

В нём — доблесть бойца удалого,
И верность, и рыцарский пыл.
Вознёс его дар Васнецова
И Врубель — в бессмертье врубил!

Он — рослый, прямой и упрямый,
В кольчуге. С шеломом стальным,
И конь его, тяжкий как мамонт,
Чугунно ступает под ним.

Какой же он сильный-пресильный!
А очи горят добротой.
Как будто бы взор его синий
Забрызгало волжской водой.

Ты дай ему лямку — для тяги, —
Он Землю своротит плечом!
А я, как о малом дитяте,
Вседневно тревожусь о нём.

Я думаю с тайной заботой:
Могуча у воина грудь,
Да больно он добр. Коль охота —
Такого легко обмануть!

Ни грозное ханство, ни царство
Не сделают с ним ничего.
Но хитрость! Но ложь! Но коварство!
Вот страшное зло для него!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
«Жизнь Арсеньева» состоит из множества фрагментов, но впечатления мозаики не производит. Мы не замечаем причудливого узора соединительных линий, а бесконечно разнообразный бунинский пейзаж способствует превращению мозаики в огромное и цельное полотно.
2015-07-21
Одоевцева, одна из молодых писателышц-эмигранток, жена Иванова, примыкавшего в России к акмеистическому кругу, любимая, по ее утверждению, ученица Гумилева, недавно выпустившая книгу о нем, так писала о Кузнецовой: «Нет, ни на Беатриче, ни на Лауру она совсем не похожа.. Она была очень русской, с несколько тяжеловесной, славянской прелестью. Главным ее очарованием была медлительная женственность и кажущаяся покорность, что, впрочем, многим не нравилось».
2015-07-06
Тему этого сообщения подсказали мне материалы, которые встретились в процессе работы над книгой «С.Есенин, Жизнеописание в документах».