Библифетчик, Рассказ Булгакова

Библифетчик

На одной из станций библиотекарь в вагоне-читальне в то же время и буфетчик…

Из письма рабкора


— Пожалте! Вон столик свободный. Сейчас обтеру. Вам пивка или книжку?

— Вася, библифетчик спрашивает, чего нам… книжку или пивка?

— Мне… ти… титрадку и бутиброд.

— Тетрадок не держим.

— Ах, вы… вотр маман… трахтарарах…

— Неприличными словами просють не выражаться.

— Я выра… вы… ражаю протест!

— Сооруди нам, милый, полдюжинки!..

— Герасим Иванович! Полдюжины светлого!

— Воблочки с икрой.

— Вам воблочку?

— Нам чиво-нибудь почитать.

— Чего прикажете?

— Ну, хоша бы Гоголя.

— Вам домой? Нельзя-с. На вынос книжки не отпускаем. Кушайте, то бишь, читайте здеся.

— Я заказывал шницель. Долго я буду ждать?

— Чичас. Замучился…

— Наше вам!

— Урра! С утра здеся. Читаем за ваше здоровье!

— То-то я смотрю, что вы лыка не вяжете. Чем это так надрались?

— Критиком Белинским.

— За критика!

— Здоровье нашего председателя уголка! Позвольте нам два экземпляра мартовского.

— Нет! Эй! Ветчинки сюда. А моему мальцу что-нибудь комсомольское для развития.

— Историю движения могу предложить.

— Ну, давай движение. Пущай ребенок читает.

— Я из писателей более всего Трехгорного обожаю.

— Известный человек. На каждой стене, на бутылке опять же напечатан…

— Порхает наш Герасим Иванович, как орел…

— Благодетель! Каждого ублаготвори, каждому подай…

— Ангел!

— Герасим Иванович, от группы читателей шлём наше ура.

— Некогда, братцы… Пе… то-ись читайте на здоровье.

— Умрешь! Па… ха… ронють, как не жил на свети…

— Сгниешь… не восстанешь кви… кви… селью друзей!

— Налей… налей!

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-15
Осенью 1912 года Иван Алексеевич Бунин сказал корреспонденту «Московской газеты»: «...мною задумана и даже начата одна повесть, где темой служит любовь, страсть. Проблема любви до сих пор в моих произведениях не разрабатывалась. И я чувствую настоятельную необходимость написать об этом».
2015-04-07
Этот документ достаточно стар: ему около шестидесяти лет. Он небольшого формата, чуть побольше почтовой открытки; он пожелтел от времени, ветшает и выцветает с каждым годом. Но я бережно храню его между двумя листами чистой бумаги в папке, где помещаются наиболее ценные для меня документы.
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.