Бесы

Протянутых рук ощетиненный лес,
Сто глоток, орущих в восторге.
Торжественный слёт ветеранов СС
Сегодня открыт в Крумпендорфе.

Как будто ворвавшись вдруг в город ничей,
Что сразу замкнулся и замер,
Идут кочегары особых печей,
Конструкторы газовых камер.

Идут, засучив рукава, мастера
Допросов, арестов и ссылок,
Стрелявшие, кажется, только вчера
Своим заключённым в затылок.

Идут конвоиры - их строй образцов... -
И держатся скромно в сторонке
Врачи, выдиравшие у мертвецов
Зубные мосты и коронки.

Идут с сигаретами в жёлтых зубах
Охранников сытые рожи -
С годами они на служебных собак
Становятся сами похожи.

Как призраки без вести канувших дней,
Как прошлого страшный обрубок,
Идут блокенфюреры всех лагерей,
Водители всех душегубок.

Седые поклонницы лезут вперёд,
Тесня представителей прессы.
Идёт косяком человеческий сброд,
На шабаш слетаются бесы.

Давно, как известно, истёк уже срок
Их власти и их своеволью.
Давно прохудились подмётки сапог,
Мундиры их трачены молью.

Как в стареньком телеке, сеткой сплошной
Морщины покрыли их лица.
Живут они в мире надеждой одной -
Кому-то ещё пригодиться.

Я слышу оркестров воинственный гром,
Сменяемый хриплым напевом, -
И только жалею, что в сорок втором
Не всех их добили под Ржевом.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-04
В 1903 году в журнале «Новый путь» появилась первая рецензия, написанная Александром Блоком. Не случайной была его встреча с изданием, во главе которого стояли 3. Н. Гиппиус и Д. С. Мережковский. До личного знакомства с ними (в марте 1902 года) Блок много и внимательно изучал сочинения Мережковского, и как отмечает Вл. Орлов: «Почти все размышления Блока в юношеском дневнике об антиномии языческого и христианского мировоззрений («плоти» и «духа»).
2015-07-15
В своем остром ощущении бескрайней крестьянской России, ее прошлого и настоящего Бунин стремился обрести ответ на мучительные вопросы в русской классической литературе, хотя критически относился к ее произведениям на эту тему.
2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.