Бенедиктов, Владимир Григорьевич

На литературное поприще Бенедиктов выступил в 1835 г. небольшой книжкой стихотворений, которая обратила на юного поэта внимание публики и критики. Читатели и рецензенты встретили эту книжку громкими похвалами; она покупалась нарасхват, так что скоро потребовалось новое издание; по рассказу И. И. Панаева, Жуковский отзывался о новом поэте с восторгом; отовсюду слышались самые лестные суждения. Только Белинский (в "Телескопе" 1835 г.) взглянул на произведения Бенедиктова с иной точки зрения, и, не преувеличивая ни их достоинств, ни недостатков, показал, что в них виден только талант стихотворца, т. е. уменье ловко владеть размером и рифмой, но почти совсем отсутствует поэтическое дарование.

В 1856 г. вышло в свет полное собрание стихотворений Бенедиктова, в 3-х томах, а в следующем году, в виде дополнения к этому собранию: "Новые стихотворения". В эпоху Крымской войны Бенедиктов выступил в роли патриотического лирика с рядом громких од, в которых слышался запоздалый отголосок державинской музы. В следующую затем эпоху общественного возбуждения, когда в хоре нашей поэзии сильнее других стала звучать "гражданская" нота, Бенедиктов также поддался этому новому общественному настроению: оставив прежние лирические излияния, он приглашал читателя на борьбу с общественным злом, хвалил справедливость, бескорыстие, любовь к отечеству и т. д. В 1884 изд. товариществом М. О. Вольф 2-е полное собрание стихотворений Бенедиктова под редакцией и с вступительною статьей Я. И. Полонского.

Статьи о литературе

2015-07-05
Подобно живой жизни, поэзия — всегда в вечном и неустанном движении к идеалу добра и красоты, в постоянном настойчивом стремлении запечатлеть в Слове неповторимый Лик родной земли. «...Моя лирика жива одной большой любовью: любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Есенин был убежден: «нет поэта без родины». Убежден с юношеских лет, с первых своих шагов в русской поэзии.
2015-06-04
С высокого холма, где когда-то среди леса, на берегу небольшого пруда стояла усадьба Шахматово, взору открываются бескрайние скромные просторы Средней России. Быстрая, то скрывающаяся в оплетенных хмелем дремучих зарослях ольхи и ивы, то вырывающаяся на простор лугов ледяная речка Лутосня где-то вдали пропадает в темной чаще леса.
2015-04-07
Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным. Сорок три года спустя возникла непростая задача вспомнить далекие дни, когда люди не по своей воле покидали родные места: шла война! С большой неохотой переместился я в Ташкент из Москвы, Анна Ахматова — из блокадного Ленинграда. Так уж получилось: и она, и я — коренные петербуржцы, а познакомились за много тысяч километров от родного города. И произошло это совсем не в первые месяцы после приезда.