Банкетник

Как вставший на задние ноги кабан,
Как повар, похмельный и злой ожиреньем,
Он хрюкнул и пушкинским стихотвореньем
При всех закусил - и опять за стакан.

С лица его капал торжественный пот
И губы сочились дымящимся мясом.
Но он не сдавался на милость балясам,
Ещё не устав от обжорных работ.

Он ел, оседая, пыхтя за столом,
Краснея, он ел, наслаждаясь утробно.
И кости обсасывал громко, подробно,
Ладонью в тарелку - как в речку веслом.

Глядел на него я, и жалость брала
За сердце, и душу терзала тревога:
Поэзия, ты распрогневала бога,
И плохи твои, дорогая, дела!..

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-07-05
Подобно живой жизни, поэзия — всегда в вечном и неустанном движении к идеалу добра и красоты, в постоянном настойчивом стремлении запечатлеть в Слове неповторимый Лик родной земли. «...Моя лирика жива одной большой любовью: любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Есенин был убежден: «нет поэта без родины». Убежден с юношеских лет, с первых своих шагов в русской поэзии.
2015-07-06
Прочитав однажды до предела субъективные рассуждения Ю.Айхенвальда о своей поэзии, Александр Блок под свежим впечатлением от них написал: «Как можно критику, серьезному, быть столь импрессио-нистичным, столь порхающим с предмета на предмет, столь не считающимся о простейшими историко-литературными приемами?
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.