Марина Цветаева и Софья Парнок

2015-08-27

В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов. Среди русских лириков она занимает не последнее место. Тонкий и строгий ценитель поэзии В. Ходасевич писал о ней, что она была далека от какой бы то ни было подражательности. «Ее суждения были независимы, разговор прям», считал он. После знакомства Цветаевой с Парнок в семье Цветаевой отношения стали сложными. Сергей Яковлевич переехал тогда из Борисоглебского переулка к сестре, а потом ушел братом милосердия в действующую армию. В июне-июле 1915 года Цветаева с Парнок были в Коктебеле у Волошина, потом до середины августа на Украине. В1916 году дружба Цветаевой с Парнок изжила себя, однако современники вспоминают, что у Парнок и через много-много лет фотография Цветаевой стояла на столике возле постели.

В декабре 1915 года Цветаева с Софьей Парнок были в Петрограде. Там у братьев Каннегисер (один из них — Леонид потом вошел в историю не только как поэт, любитель поэзии и друг Есенина, но и как человек, убивший председателя Петроградского ЧК М.С.Урицкого) Цветаева единственный раз в жизни увидела поэта, писателя, композитора и переводчика Михаила Алексеевича Кузмина (1875—1936). Это знакомство она позднее описала в своем очерке «Нездешний вечер», посвятив эту вещь Кузмину. Кузмин знал стихи Цветаевой — он упоминал ее имя в рецензии на первую книгу стихов Ахматовой «Вечер» в 1912 году. Гораздо позднее, уже после возвращения в СССР в 1939 году, Цветаева расспрашивала лингвиста Б.В.Горнунга о последних годах жизни М.А.Кузмина, которого сравнивали тогда со старцем Зосимой из «Братьев Карамазовых»...

Не любивший Цветаеву и нелюбимый ею критик Георгий Викторович Адамович позднее, в шестидесятых годах, рассказывал, что впервые увидел ее в доме братьев Каннегисер. «Однажды я пришел к ним в дом, и там была Марина Цветаева. Она сидела рядом с Есениным. Она читала стихи о Германии. Очень их головы были похожи. Она говорила: «Германия — мое безумие!» У нее всегда было желание идти против».

Статьи о литературе

2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.
2015-07-15
Роман «Жизнь Арсеньева» — совершенно новый тип бунинской прозы. Он воспринимается необыкновенно легко, органично, поскольку постоянно будит ассоциации с нашими переживаниями. Вместе с тем художник ведет нас по такому пути, к таким проявлениям личности, о которых человек часто не задумывается: они как бы остаются в подсознании. Причем по мере работы над текстом романа Бунин убирает «ключ» к разгадке своего главного поиска, о котором вначале говорит открыто. Потому поучительно обратиться к ранним редакциям, заготовкам к роману.
2015-07-21
Тема любви у Бунина — большое «окно» в жизнь. Она позволяет ему соотнести глубокие душевные переживания с явлениями внешней жизни, а также проникать в «тайная тайных» человеческой души, исходя из влияния на человека объективной действительности. Великое чувство, связывающее людей, превращается под пером Бунина в страдание, приносящее горечь и мучительную боль. Тема любви очень важна в плане эстетического отношения писателя к действительности и многое разъясняет в его миропонимании.