Марина Цветаева и Софья Парнок

2015-08-27

В 1914 году Цветаева познакомилась с московской поэтессой Софьей Яковлевной Парнок (1885—1933), которая была также и переводчицей, и литературным критиком. (До революции она подписывала свои статьи псевдонимом Андрей Полянин.) Позднее, в двадцатых годах, у Парнок вышло из печати несколько сборников стихов. Среди русских лириков она занимает не последнее место. Тонкий и строгий ценитель поэзии В. Ходасевич писал о ней, что она была далека от какой бы то ни было подражательности. «Ее суждения были независимы, разговор прям», считал он. После знакомства Цветаевой с Парнок в семье Цветаевой отношения стали сложными. Сергей Яковлевич переехал тогда из Борисоглебского переулка к сестре, а потом ушел братом милосердия в действующую армию. В июне-июле 1915 года Цветаева с Парнок были в Коктебеле у Волошина, потом до середины августа на Украине. В1916 году дружба Цветаевой с Парнок изжила себя, однако современники вспоминают, что у Парнок и через много-много лет фотография Цветаевой стояла на столике возле постели.

В декабре 1915 года Цветаева с Софьей Парнок были в Петрограде. Там у братьев Каннегисер (один из них — Леонид потом вошел в историю не только как поэт, любитель поэзии и друг Есенина, но и как человек, убивший председателя Петроградского ЧК М.С.Урицкого) Цветаева единственный раз в жизни увидела поэта, писателя, композитора и переводчика Михаила Алексеевича Кузмина (1875—1936). Это знакомство она позднее описала в своем очерке «Нездешний вечер», посвятив эту вещь Кузмину. Кузмин знал стихи Цветаевой — он упоминал ее имя в рецензии на первую книгу стихов Ахматовой «Вечер» в 1912 году. Гораздо позднее, уже после возвращения в СССР в 1939 году, Цветаева расспрашивала лингвиста Б.В.Горнунга о последних годах жизни М.А.Кузмина, которого сравнивали тогда со старцем Зосимой из «Братьев Карамазовых»...

Не любивший Цветаеву и нелюбимый ею критик Георгий Викторович Адамович позднее, в шестидесятых годах, рассказывал, что впервые увидел ее в доме братьев Каннегисер. «Однажды я пришел к ним в дом, и там была Марина Цветаева. Она сидела рядом с Есениным. Она читала стихи о Германии. Очень их головы были похожи. Она говорила: «Германия — мое безумие!» У нее всегда было желание идти против».

Статьи о литературе

2015-07-21
Иван Алексеевич часто размышлял об эстетической природе разных родов словесного искусства. В 1912 году он высказался на редкость убежденно: «...не признаю деления художественной литературы на стихи и прозу. Такой взгляд мне кажется неестественным и устаревшим. Поэтический элемент стихийно присущ произведениям изящной словесности как в стихотворной, так и в прозаической форме».
2015-07-21
Бедность, равнодушие издательств тягостно переносились Иваном Алексеевичем. Неизмеримо острее, однако, воспринимались страшные события, начавшиеся с приходом к власти фашистов. В октября 1936 года Бунин сам оказался жертвой их жестоких и бессмысленных порядков. В немецком городке Линдау он был задержан, раздет догола, грубо обыскан, бесстыдно допрошен. В результате писатель заболел и вынужден был, едва достигнув Женевы, вернуться в Париж.
2015-07-15
Творчество Бунина последнего, эмигрантского периода вызывает противоречивые суждения и оценки. В очень интересной статье «О Бунине» Твардовский делает ряд тонких наблюдений, особенно ценных потому, что в данном случае художник говорит о художнике. Говорит так, как, быть может, не сумеет сказать критик.