Земляки Сергея Есенина

2015-07-06
Есенин, Сергей Александрович

Поздней осенью 1915 года на улицах Петрограда появилась неброская афиша, извещавшая публику о том, что в концертном зале Тенишевского училища в воскресенье, 25 октября 1915 года состоится вечер «Краса» с участием поэтов Сергея Городецкого, Алексея Ремизова, Сергея Есенина, Николая Клюева. Были указаны еще три фамилии: Александр Ширяевец, Сергей Клычков и Павел Радимов. Поскольку эти три автора непосредственного участия в вечере не принимали, их произведения, как значилось в афише, читала артистка Бел-Конь-Любомирская.

Много лет спустя организатор этого выступления поэт С.М.Городецкий писал: «Даже теперь я не могу упрекнуть эту группу в квасном патриотизме, но острый интерес к русской старине, к народным истокам поэзии, к былине и частушке был у всех нас. Я назвал всю эту компанию и предполагавшееся ею издательство — «Краса»... Это был первый публичный успех Есенина, не считая предшествовавших закрытых чтений в литературных собраниях. Был объявлен сборник «Краса» с участием всей группы. В неосуществившемся же издательстве «Краса» были объявлены первые книги Есенина: «Рязанские побаски, канавушки и страдания» и «Радуница». «Краса» просуществовала недолго».

Творчество троих поэтов, отсутствовавших на вечере (не говоря о тех, кто принимал непосредственное в нем участите), было хорошо знакомо Есенину: с Александром Ширяевцем, жившим в далеком Ташкенте, он состоял с начала года в дружеской переписке, с Клычковым встречался лично, а Радимова знал по публикациям и по литературной критике. Все это были единомышленники, единоверцы, а Павел Радимов, кроме всего, доводился и земляком.

В 1965 году, когда Россия отмечала 70-летие со дня рождения Сергея Есенина, в журнале «Огонек» (№ 40) появились воспоминания старейшего поэта и художника Павла Радимова «Строки о Есенине». Многое мог бы рассказать автор о встречах с поэтом, но скромнейший Павел Александрович ограничился всего лишь несколькими эпизодами.

Их первая встреча состоялась в 1921 году в Москве, на вечере под председательством Валерия Брюсова, где выступали представители разных литературных направлений. Вот как рассказал об этом Радимов: «Прочитанные мною стихи о русском пейзаже — «Журавли» — были тепло встречены аудиторией. Когда я уходил с эстрады за кулисы, ко мне, протягивая руки, подошел веселый, улыбающийся Есенин. В то время ему было двадцать шесть лет. Серые глаза Есенина светились задорным блеском, волосы цвета льна прядью спустились на лоб. Весь в движении, стройная фигура, мягкая поступь — милый, молодой, ладно скроенный парень с открытым русским лицом».

Позднее они встречались неоднократно, читали друг другу стихи, делились творческими планами, с теплой грустью вспоминали Рязанщину, родную Оку, древний Солотчинский монастырь, где в разное время им обоим доводилось бывать.

Павел Александрович Радимов был старше Есенина на восемь лет. Он родился в селе Ходяйново Зарайского уезда Рязанской губернии в крестьянской семье. В 1911 году окончил историко-филологический факультет Казанского университета, а в следующем выпустил первую книгу стихов «Полевые псалмы». Критика доброжелательно отнеслась к дебютанту: талант Радимова и как поэта, и как художника отмечали А.М.Горький и В.Я.Брюсов, добрые слова о творчестве начинающего стихотворца сказали Ю.Айхенвальд и Н.Гумилев. Последний отметил: «Радостно видеть, что в его книге есть все качества, необходимые для хорошего поэта... Это — материал, но материал ценный, над которым можно и должно работать».

Серьезные занятия живописью привели молодого литератора в среду профессиональных художников: в 1914 году по рекомендации И.Репина и В.Поленова он вступает в Товарищество передвижников, принимает активное участие в выставках. Ему суждено было впоследствии стать последним председателем товарищества! Но живопись не сумела отнять его у поэзии: в том же 1914 году в Казани выходит вторая книга поэта «Земная риза», которая так же, как и первая, не осталась незамеченной. Н.Гумилев отмечал: «...его описания оживляет чисто-русская, даже народная, лукавая насмешливость... Хорошо читать его длинную поэму в гекзаметрах «Попиаду», историю только что окончившего семинариста, едущего с отцом по соседним приходам выбирать себе невесту. Ни на минуту не волнует она читателя, но он все время слышит запах травы и лип, внимает стрекозам, благовесту и пристойным речам на букву «о» и любит всех этих скромных поповен с русыми косами в руку толщиной». Впрочем, резюмировал будухций вождь акмеизма,— «у реализма есть много средств очаровывать душу, но ему нечего сказать, некуда позвать».

Революция застала П.Радимова в Казани. До 1921 года он работал здесь инструктором и заведующим отделом изобразительных искусств Татнаркомпроса, а в 1922 году перебрался в Москву. Литература и живопись продолжали идти бок о бок. Он был одним из организаторов и руководителей АХРР (Ассоциация художников революционной России), последним председателем ВСП (Всероссийский союз поэтов) — организации, просуществовавшей до 1929 года. Одна за другой выходят поэтические сборники Радимова: «Деревня» (1924), «Телега» (1926), «Земное» (1927) и т.д.

В последний год жизни Сергея Есенина земляки встречались наиболее часто. Поэт Василий Наседкин вспоминал: «В первой половине марта Есенин заговорил об издании своего альманаха. Вместе составляли план. Часами придумывали название и, наконец, придумали: По-ля-не... По замыслу Есенина, альманах должен стать вехой современной литературы, с некоторой ориентацией на деревню».

В письме к Н.Н.Накорякову, заведующему отделом художественной литературы Госиздата, Есенин 27 марта 1925 года писал: «Дело с альманахом «Поляне» представляю себе так: сейчас набирается материал, но первый ударный № издается в начале сентября. За это время набирается попутно материал и для 2-го номера. Полагаю, что в этом году больше двух номеров издать не удастся... Редколлегия окончательно сконструирована в таком виде: Вс. Иванов, Пав. Радимов и я...».

Несмотря на горячий запал издателей и поддержку Накорякова, издание не состоялось, хотя осенью 1925 года Есенин снова вернулся к работе над первым номером, свидетельством чему является набросок плана, составленный поэтом.

Незадолго до гибели Есенин подарил Радимову свою книгу «Персидские мотивы», сделав чернилами на титульном листе следующую надпись (частное собрание, Москва; публикуется впервые):


Паше Радимову

По всей вероятности, это была их последняя встреча. За три дня до нее Есенин закончил работу над «Черным человеком», девять дней спустя лег на лечение в клинику. До страшной ночи в «Англетере» оставалось ровно сорок дней...

Павел Александрович пережил своего поэтического собрата более чем на сорок лет. Он скончался в деревне Хотьково Московской области 12 февраля 1967 года.

На склоне лет, вспоминая «о невозвратных и далеких» днях своей молодости, он набросал красочный поэтический портрет Есенина:

Начинает разворачиваться лист,
Скоро кинет кисть черемуха в саду.
По проселку ходит с песней гармонист,
Как Есенин в незапамятном году.

Эти песни он у родины узнал,
Не одну он деву-кралю целовал,
Оттолкнуть его девчонка не могла,
И черемуха, как кипень, зацвела.

Где ты, гений незадачливый Сергей,
Песней Русь теперь прославилась твоей,
Средь полей ты бродишь и среди долин
Русокудрый юный Лель, крестьянский сын.

Именно таким — русокудрым, широким, звонким, былинно-русским — и вспоминают Сергея Есенина все, кому довелось встречаться с поэтом, и среди них — талантливый представитель крестьянской купницы, поэт и живописец Павел Александрович Радимов.

Статьи о литературе

2015-04-07
Почему же только месяц, когда я прожил в Ташкенте не менее трех лет? Да потому, что для меня тот месяц был особенным. Сорок три года спустя возникла непростая задача вспомнить далекие дни, когда люди не по своей воле покидали родные места: шла война! С большой неохотой переместился я в Ташкент из Москвы, Анна Ахматова — из блокадного Ленинграда. Так уж получилось: и она, и я — коренные петербуржцы, а познакомились за много тысяч километров от родного города. И произошло это совсем не в первые месяцы после приезда.
2015-07-05
Поначалу может показаться фантастически-невероятным, но сие есть неоспоримый факт: «космические» тиражи изданий Есенина. Вот лишь некоторые реалии. От пятисот тысяч до двух миллионов — такими, казалось бы, «сверхъестественными» для поэзии тиражами за три последние десятилетия выходили шесть раз Собрания сочинений Есенина!
2015-07-06
Первый «краткий очерк жизни и творчества» Приблудного был опубликован А.Скриповым в 1963 г. Близкий товарищ поэта, ведший переписку с ним на протяжении 1929— 1936 гг., Скрипов опубликовал большое число не известных ранее материалов. Его работа, обладающая несомненными достоинствами достоверного свидетельства, очевидно, не утратила своей ценности и в настоящее время, однако на ней в полной мере отразились свойственные отечественному литературоведению 60-х годов взгляды и оценки, подобные следующим...