Есенин сегодня, завтра и всегда

2015-07-05
Есенин, Сергей Александрович

Противоречивые, сложные процессы происходят в наше время в духовной жизни мира: с одной стороны, растет национальное самосознание народов, их стремление к суверенной независимости и государственности, с другой,— происходит размывание национального, особенно в области культуры, родного языка, духовной жизни. Идет мощное, целенаправленное наступление массовой культуры на корневые, национальные традиции народной жизни.

Если говорить по отношению к России, то Есенин в свое время острее, трагичнее, чем большинство его современников, чувствовал опасность национального нигилизма, неизбежно ведущего к утрате чувства родины и национального достоинства.

Великий русский поэт прекрасно сказал об этом в стихах о подвиге 26 бакинских комиссаров, о любви к грузинскому народу и Грузии. И он же, Есенин, не мыслил себя, своей жизни без России:

Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.

История, опыт отечественной и мировой поэзии свидетельствуют неоспоримо: чем сильнее, глубже в них национальное начало, тем они общечеловечнее, а значит — ближе, желаннее, роднее другим народам. Отсюда неразделимость, слитность в стихах Есенина судеб России и мира; отсюда предельная озабоченность поэта завтрашним днем всего человечества:

Я думаю,
Как прекрасна Земля
И на ней человек
И сколько с войной несчастных
Уродов теперь и калек!
И сколько зарыто в ямах!
И сколько зароют еще!
И чувствую в скалах упругих
Жестокую судоргу щек.

Удивительно современные стихи!

Кажется: они родились в наши дни, когда с космических высот, в голубом ореоле, такой прекраснейшей видится Земля — наш общий дом; и когда, вместе с тем, угроза — прежде всего экологической и атомной катастроф — создает жуткую, реальную возможность гибели рода человеческого. Такова сила прозрения гениального художника. Его поэзия всегда с заглядом в будущее, всегда философски проницательна, мудра, дальнозорка, в высшей степени человечна!

Есенин пророчески стремится заглянуть в будущее Человечества. «Пространство будет побеждено, и в свой творческий рисунок мира люди, как в инженерный план, вдунут осязаемые грани строительства. Воздушные рифы глазам воздушных корабельщиков будут видимы так же, как рифы водные. Всюду будто расставлены вехи для безопасного плавания и человечество будет перекликаться с земли не только с близкими ему по планетам спутниками, а со всем миром в его необъятности».

Сказано это было в... 1918 году.

Чем больше размышляешь о космизме Есенина, его поэзии, тем больше поражаешься ее вселенской глобальности, которая органически слита в его стихах с предельным реализмом земной романтики. Вспомним хотя бы такие ранние стихи поэта, как «Звезды», «Голубень» и особенно стихотворение «Там, где вечно дремлет тайна...», написанное Есениным в 1916 году.

А вторая, «космическая» часть поэмы «Русь»: «Понакаркали черные вороны...»? Я уже не говорю о сплошь вселенских стихах и поэмах Есенина первых лет революции — «Отчаре», «Преображении», «Иорданской голубице», «Инонии», «Пантократоре», «Небесном барабанщике». В них поэт как бы на «ты» со всей Вселенной.

И так — на всю жизнь.

Чего стоит только одна поэма «Цветы». «Это философская вещь»,— так определил ее суть Есенин, заметив, что прежде чем ее читать, «нужно... подумать о звездах, о том, что ты такое в пространстве и т.д., тогда она будет понятна».

Человек — дивное творение природы, прекрасной, неповторимый цветок живой жизни, единственный во всей Вселенной, и вместе с тем — необъятная Вселенная своей души. В поэме «Цветы» Есенин сумел обо всем этом сказать по-своему, в высшей степени художественно, впечатляюще и самобытно.

«Человек и Вселенная» — вечная тема, которая в современной поэзии по-настоящему только «проклевывается». У Есенина она была одной из главенствующих. Ради истины заметим: достойно, по-есенински, она звучит в наши дни в стихах выдающегося русского поэта Василия Федорова — особенно в его поэме «Седьмое небо».

Что же касается самого Есенина, то он на связь человека с Вселенной посмотрел как бы из будущего... из XXI века, когда человечество «будет перекликаться... со всем миром в его необъятности».

И еще заметим: сколько у Есенина в стихах сердечного тепла и душевного умиротворения, которых более чем когда-либо явно не хватает сегодня в нашем Отчем Доме — России, и далеко не в избытке на всей Планете.

Бесконечно благодарны мы поэту, столь щедро одарившему мир и каждого из нас своим мудрым вещим Словом.

Cтихи Есенина — до спазмы в горле. Они переворачивают душу. Когда их слышишь, особенно впервые, то невольно думаешь: чтобы написать такие стихи, надо, образно говоря, прожить не одну жизнь — столь глубоко, благословенно в них ни с чем не сравнимое ощущение радости, счастья жизни и благодарности судьбе за то, «что пришло процвесть и умереть». Казалось, только человек, за плечами которого — долгие, долгие годы жизни, перед своим уходом в мир иной бывает в силах встретить так умиротворенно и благословенно свой смертный час. Поначалу даже как-то трудно представить, что эти гениально-простые, божественно-мудрые стихи написаны еще совсем молодым человеком, которому едва исполнилось двадцать пять лет! Все больше открывается та истина, что подлинная поэзия — всегда чудо и «нечаянная радость».

Статьи о литературе

2015-06-04
Блок вернулся в революционный Петербург из Шахматова! осенью. Он видел нарастание революционной обстановки и, судя по воспоминаниям, 17 октября даже нес на демонстрации красный флаг. Не случайно во втором издании «Нечаянной Радости» поэт один из разделов озаглавил «1905». Вошло туда и стихотворение «Митинг».
2015-06-14
Кроме многих стихов книги второй, посвященных его любви к Волоховой, существует драма «Песня Судьбы», бесспорно, навеянная ею. Эта неудачная пьеса никогда не была поставлена; это, несомненно, — худшее из всего написанного им. Несмотря на то, что в ней ясно чувствуется влияние «Пера Понта», театра Гауптмана и Метерлинка, она любопытна своими автобиографическими мотивами и присущим главному герою умонастроением: он слишком счастлив со своей женой и покидает мирный очаг, чтобы вдали от дома узнать сердечные бури.
2015-08-27
Анну Андреевну Ахматову Цветаева не видела до своего возвращения в Москву из эмиграции, но стихи ее знала и восхищалась ими с 1915 года, а может быть, и еще раньше, хотя первую книгу Ахматовой «Вечер» Цветаева могла и не приметить, потому что тогда (в 1912 г.) была за границей в свадебном путешествии.