Марина Цветаева и Анна Ахматова

2015-08-27
Цветаева, Марина Ивановна

Анну Андреевну Ахматову Цветаева не видела до своего возвращения в Москву из эмиграции, но стихи ее знала и восхищалась ими с 1915 года, а может быть, и еще раньше, хотя первую книгу Ахматовой «Вечер» Цветаева могла и не приметить, потому что тогда (в 1912 г.) была за границей в свадебном путешествии. В «Истории одного посвящения» Цветаева писала: «1916 г. Лето... впервые читаю Ахматову». Однако в стихотворении, написанном в феврале 1915 года, в конце стоят слова:

В утренний сонный час
— Кажется, четверть пятого, —
Я полюбила Вас,
Анна Ахматова.

В словах «О, Муза плача...», запомнившихся Ахматовой, у Цве-таевой поразительное предвидение участи поэта. В гораздо более позднем стихотворении, в 1942 году, Ахматова писала:

А вы, мои друзья последнего призыва!
Чтоб вас оплакивать мне жизнь сохранена...

И до этого в стихотворении, посвященном памяти М А.Булгакова:

О, кто поверить смел, что полоумной мне,
Мне, плакальщице дней погибших... (разрядка моя
- Ю.К.).

Цветаева посвятила Ахматовой сборник «Версты», изданный в 1922 году, и 11 стихотворений, адресованных непосредственно Ах-матовой в сборнике «Версты», вышедшем за год до этого. Ей же позднее была перепосвящена поэма «На красном коне», посвящен¬ная первоначально Евгению Ланну.

Позднее, 31 августа (старого стиля) 1921 года, Цветаева писала Ахматовой, в какое горе ее поверг слух о смерти Ахматовой, и сообща-ла: «...Скажу Вам, что единственным — с моего ведома — Вашим другом (друг — действие!) — среди поэтов оказался Маяковский, с видом убитого быка бродивший по картонажу «Кафе поэтов»...»

Известно, что в благодарность за такое сострадание к судьбе Ахматовой Цветаева посвятила Маяковскому — поэту города стихо-творение «Превыше крестов и труб...» Познакомилась она с Маяков-ским еще зимой 1918 года. Встречались же и до этого. Еще в 1910 году они вместе выступали с чтением стихов.

Статьи о литературе

2015-07-15
На протяжении всей своей жизни Бунин сознавал неослабевающую, чарующую власть Пушкина над собой. Еще в юности Бунин поставил великого поэта во главе отечественной и мировой литературы — «могущественного двигателя цивилизации и нравственного совершенствования людей». В трудные, одинокие годы эмиграции писатель отождествлял свое восприятие русского гения с чувством Родины: «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его?
2015-05-18
Юношеские стихи Блока — безликие, тусклые, зачастую банальные — мало чем примечательны. Его представления о поэзии еще не сложились. В нем лишь зарождалось все то, чему предстояло стать его поэзией, зачатки будущих идей и форм бродили, притягивались, отталкивались, не находя себе места.
2015-07-21
Если говорить о пессимизме Бунина, то он иного происхождения, чем пессимистические проповеди Сологуба, Мережковского и прочих декадентов. Совершенно произвольно интерпретирует Батюшков цитируемые Буниным следующие слова Леконта де Лиля: «Я завидую тебе в твоем спокойном и мрачном гробу, завидую тому, чтобы освободиться от жизни и избавиться от стыда мыслить и ужаса быть человеком».