Марина Цветаева перед отъездом из России

2015-08-27
Цветаева, Марина Ивановна

С середины лета 1914 года, когда война только началась и казалось, что она скоро кончится, Марина Цветаева, счастливая, с мужем и маланькой дочерью Ариадной стала жить в Борисоглебском переулке — в доме №6, квартира 3 — возле не существующей теперь Собачьей площадки и Поварской улицы (нынешней улицы Воровского). Переулок назывался по церкви святых Бориса и Глеба, стоявшей рядом на Поварской.

Могут показаться интересными некоторые случайные совпадения. Когда-то, еще в прошлом веке, в Борисоглебском переулке жил дед Марины Цветаевой А.Д.Мейн; с февраля 1913 года в доме №6, но в другом его строении, жила ее сестра Анастасия Цветаева. В конце XIX века дом №6 принадлежал домовладельцам-однофамильцам — тоже Цветаевым...

Квартира Марины Цветаевой была на втором этаже, большая: около 300 квадратных метров. На лестнице лежал ковер. Комнаты располагались замысловато: они были на трех уровнях-этажах. В них вели коридоры, лесенки, ступеньки, в них были арки, альковы, изразцовые печки-голландки, камин. Потолки и высокие, и лепные, и низкие, и скошенные. Комнат было семь светлых и несколько темных. Потолки были и стеклянные, и с «дырочками», через которые проникал свет. Были обычные окна и окна, которые выходили на покатую крышу деревянной пристройки — по этой крыше можно было ходить. Рядом с детской располагался кабинет Марины Цветаевой со столом у окна. С тем самым столом, который подарил ей отец к шестнадцатилетию. В квартире была мансарда, «чердачная»...

В этом доме было создано очень много стихов, пьесы из цикла «Романтика», поэмы, велись дневники. В этот дом приходили друзья и знакомые Марины Цветаевой и ее мужа. Бывали здесь Бальмонт, Эренбург, Мандельштам, Тихон Чурилин, Евгений Ланн, Никодим Плуцер-Сарна, поэтесса Софья Парнок, князь С.Волконский, Павел Антокольский, студийцы из студии Вахтангова и многие другие люди, о каждом из которых можно написать целые статьи и книги, многие из них уже приобрели широкую известность. Поблизости, в одном из арбатских переулков, жила семья композитора А.Н .Скрябина, со вдовой которого, Т.Ф.Шлёцер, Цветаева очень дружила, в другом — в Кречетниковском жили Герцыки-Жуковские, бывать у которых любили и Марина, и Анастасия Цветаевы. Здесь, в доме №6, родилась вторая дочь Марины Цветаевой — Ирина, в этом же доме страдала и не находила себе места от горя мать, узнав о смерти в приюте этой несчастной девочки, не прожившей и трех лет. Из этого дома ходила Цветаева на свою работу в Народный комиссариат национальностей (в «Наркомнац»), о чем потом и написала очерк «Мои службы». В этом же доме она жила, когда короткое время служила на Смоленском бульваре в «Монпленбеже», где надо было заниматься делами пленных и беженцев...

Этот дом, подобно дому в Трехпрудном переулке, — тоже «целый психический мир». Да еще в какое время, в какую эпоху: первая мировая война, Февральская революция, Октябрьская революция, Гркжданская война, разруха!.. В эпоху — говоря словами Ахматовой — «не календарного — настоящего двадцатого века».

Современники вспоминают, что комнаты в Борисоглебском переулке были у Цветаевой обставлены красивыми антикварными вещами. Но так было до революции. Потом все пошло прахом. Потом эта квартира, разумеется, стала коммунальной — в ней жили сорок человек. Дом пришел в полнейший упадок, был почти разорен. Через много-много лет, несколько десятилетий спустя, уже в совсем иную эпоху многочисленных жильцов расселили по новым домам, начались хлопоты о необходимости ремонта и реставрации дома и квартиры, с которой так связана была жизнь Марины Цветаевой.

Из этой квартиры Цветаева с дочерью в 1922 году уехала за границу, когда выяснилось, что после разгрома Белой армии ее муж Сергей Яковлевич Эфрон оказался в Европе.

Известно, что эмиграция захватила многих писателей и поэтов. Хотел уехать и хлопотал об отъезде Федор Сологуб, Блоку дали разрешение на выезд через час после того, как он умер; эмигрировал Ходасевич...

Жизнь в изгнании, эмиграции при всей своей тяжести не исключала возможности создания замечательных произведений искусства. В нашем веке в изгнании были написаны значительнейшие книги. Среди них и «Улисс» Д. Джойса, и «Человек без свойств» Р. Музиля, и «Доктор Фаустус» Т. Манна... Что касается Цветаевой, то после отъезда в Европу в 1922 году («после России») — в 1923 году она написала около 90 лирических стихотворений, в 1924 году — стихи и «Поэму горы», «Поэму конца», в 1925 году — стихи и поэму «Крысолов», в 1926 году — стихи и «Поэму лестницы», в 1927 году — «Новогоднее», посвященное Р.М. Рильке, драмы «Ариадна» и «Федра», а потом, вплоть до отъезда в СССР, — несколько стихотворений и три поэмы: «Автобус», «Перекоп» и поэму о царской семье.

Дальнейшее изучение ее творчества покажет, какие причины побуждали ее в 1934 году признаваться, что многие годы она уже «лирически крепко спит», поможет понять, как удавалось ей в одно и то же время воспевать и челюскинцев, и царскую семью.

Статьи о литературе

2015-06-04
Летом 1912 года Мейерхольд и его труппа дали несколько представлений в Териоках — небольшом финском водном курорте в двух часах езды по железной дороге от Петербурга. Артисты сняли на все лето просторный загородный дом, окруженный огромным парком. Именно сюда почти каждую неделю Блок приезжает к жене. Играют Стриндберга, Гольдони, Мольера, Бернарда Шоу. Любови Дмитриевне поручены ответственные роли, она в восторге. Она любит общество, веселье, переезды, оперу, Вагнера, танцевальные вечера Айседоры Дункан, всяческую жизнь и движение. Ее счастье радует Блока. Его чествуют в Териоках, но он все сильнее ощущает усталость.
2015-06-24
Анна Ахматова живет в Мраморном дворце. Дворец — грязный и путаный. Старый, беззубый. Впереди него — Нева, позади — Марсово поле. Простор ветры и небо.
2015-07-15
Тема любви прозвучала во весь голос в последней, пятой книге «Жизни Арсеньева». Над пятой книгой («Лика») Бунин работал с перерывами с 1933 по 1939 год. Сначала Бунин отделял «Лику» от первых четырех книг. Об этом, в частности, свидетельствует первый полный выпуск романа в 1939 году в издательстве «Петрополис». На обложке книги значилось: «Бунин. «Жизнь Арсеньева». Роман «Лика».