Сестры Цветаевы об Эллисе

2015-08-27
Цветаева, Марина Ивановна

«Чародеем» сестры Цветаевы называли поэта Эллиса.

В 1908—1910 гг. Иван Владимирович часто уезжал из Москвы. То он должен был ехать в Петербург в связи с передачей редчайшей египетской коллекции В. С. Голенищева, то в Каир на Всемирный археологический конгресс, а оттуда в Афины, в Европу приобретать слепки для музея. А. Цветаева вспоминает, что Эллис бывал у них дома ежедневно, «то, что не было папы, что низ дома был теперь, как верх, весь — наш, создавало дома особую свободу, мы шли в кабинет, на папин серый, с турецким рисунком и спинкой, старый диван. Там начинались Эллисовы рассказы. Под маминым портретом — в гробу».

Андрей Белый объяснял, что Эллис «проповедовал символизм», из-за чего отец «был в ужасе от влияния этого «декадента» на дочерей: они называли себя анархистками; в представлении профессора — Эллис питал их тенденции: ни в грош не ставить папашу».

Кобылинский Лев Львович (1874—1947) сотрудничал в журнале «Весы», автор книги «Русские символисты», принимал участие в кружке «Аргонавты». Умер в эмиграции.

Мировоззрение символистов, а это было не только мировоззрение, но и определенный стиль жизни, было чуждо И. В. Цветаеву. Панэстетизм символистов отстранял, а нередко и отвергал все иные жизненные нормы, кроме эстетических. Однако при своей доброте и терпимости И. В. Цветаев — до поры — относился к Эллису хорошо. Когда Эллис в Румянцевском музее вырезал страницы из библиотечных книг, и на него обрушились газеты, судебное разбирательство, тогда Марина Цветаева устремилась на защиту Эллиса и была против отца. В стихотворении «Бывшему чародею» есть и точка зрения отца, и ответ дочери:

«— Погрешности прощать прекрасно, да, но эту —
Нельзя: культура, честь, порядочность... О нет».
— Пусть скажут все. Я не судья поэту,
И можно все простить за плачущий сонет!

Гумилев к стихам Эллиса относился гораздо сдержаннее, чем Цветаева. Он писал: «Может быть, о своем мистическом пути, подлинно пережитом и ценном, г. Эллис мог бы написать прекрасную книгу размышлений и описаний, но при чем здесь стихи, я не знаю».

Статьи о литературе

2015-07-05
Подобно живой жизни, поэзия — всегда в вечном и неустанном движении к идеалу добра и красоты, в постоянном настойчивом стремлении запечатлеть в Слове неповторимый Лик родной земли. «...Моя лирика жива одной большой любовью: любовью к Родине. Чувство Родины — основное в моем творчестве». Есенин был убежден: «нет поэта без родины». Убежден с юношеских лет, с первых своих шагов в русской поэзии.
2015-07-15
Тема любви прозвучала во весь голос в последней, пятой книге «Жизни Арсеньева». Над пятой книгой («Лика») Бунин работал с перерывами с 1933 по 1939 год. Сначала Бунин отделял «Лику» от первых четырех книг. Об этом, в частности, свидетельствует первый полный выпуск романа в 1939 году в издательстве «Петрополис». На обложке книги значилось: «Бунин. «Жизнь Арсеньева». Роман «Лика».
2015-07-06
С этими словами, вынесенными в заголовок, Сергей Александрович Есенин обратился к одному из своих бакинских друзей — Евсею Ароновичу Гурвичу в единственном посвященном ему экспромте, который достаточно хорошо известен.