Любовь в произведении Жизнь Арсеньева Ивана Бунина

Любовь в произведении Жизнь Арсеньева Ивана Бунина

2015-07-15
Бунин, Иван Алексеевич

Тема любви прозвучала во весь голос в последней, пятой книге «Жизни Арсеньева». Над пятой книгой («Лика») Бунин работал с перерывами с 1933 по 1939 год. Сначала Бунин отделял «Лику» от первых четырех книг. Об этом, в частности, свидетельствует первый полный выпуск романа в 1939 году в издательстве «Петрополис». На обложке книги значилось: «Иван Бунин. «Жизнь Арсеньева». Роман «Лика». Такое разделение исходило, очевидно, из ряда соображений.

Одни из них были чисто издательского характера. Первые четыре книги были уже выпущены отдельным томом. Кроме того, Бунин ощущал необходимость дать переход от четвертой книги к пятой. Поэтому при полном издании «Жизни Арсеньева» вновь дорабатываются последние страницы четвертой книги и достигается более естественный переход к пятой.

Жена Бунина — Муромцева-Бунина писала Вячеславову, составителю примечаний к избранным сочинениям писателя, изданным в Москве в 1961 году: «Иван Алексеевич издал «Лику» отдельно только потому, что «Жизнь Арсеньева» была уже издана, но при первой возможности ввел «Лику» как пятую книгу в свой роман «Жизнь Арсеньева».

Это ценное сообщение не снимает, однако, вопроса: почему на титульном листе в издании «Петрополиса» в 1939 году по желанию Бунина «Лика» не была включена в роман, а являлась как бы обособленным его продолжением?

Можно предположить, что Бунин все-таки придавал «Лике» особое значение. Об этом говорит и сама тема пятой книги, ее некоторое отличие от первых четырех.

При таком предположении может возникнуть и другой вопрос: почему впоследствии Бунин снял название «Лика» и включил историю своей любви в «Жизнь Арсеньева»?

Думается, что главной причиной было намерение продолжать художественное изложение последних десятилетий своей жизни. А создание единого целого потребовало, естественно, полного приобщения «Лики» к автобиографии.

Статьи о литературе

2015-06-04
Александр Блок, воспитываясь в семье матери, урожденной Бекетовой, мало знал своего отца и редко встречался с его родственниками — Блоками, живущими в Петербургу Но это вовсе не значит, что семья Блоков не оказала пусть скрытого, но существенного влияния на его личность и творчество. Наибольший интерес в этой разветвленной семье представляет для нас характер отца поэта — Александра Львовича Блока, — человека незаурядного, во многом загадочного, не оцененного по достоинству современниками да и потомками.
2015-06-05
Для того чтобы понять глубину отношения Блока к такому сложному социально-политическому явлению, как Октябрьская революция, необходимо еще раз сказать о своеобразном, «музыкальном» восприятии Блоком мира. Он считал, что внешняя сущность окружающего скрывает глубокую внутреннюю музыкальную стихию, немеркнущее, вечно бушующее пламя, которое в разные исторические эпохи то вырывалось наружу, освещая благородным заревом мир, то глубоко скрывалось в недрах, оставаясь делом лишь бесконечно малого числа избранных.
2015-06-04
Блок вернулся в революционный Петербург из Шахматова! осенью. Он видел нарастание революционной обстановки и, судя по воспоминаниям, 17 октября даже нес на демонстрации красный флаг. Не случайно во втором издании «Нечаянной Радости» поэт один из разделов озаглавил «1905». Вошло туда и стихотворение «Митинг».