Новый портрет

2015-06-04
Блок, Александр Александрович

Художники редко писали портреты Александра Блока при его жизни. До сих пор наиболее известен пастельный портрет поэта, выполненный Константином Сомовым в 1907 году по заказу издателя журнала «Золотое Руно» Рябушинского и опубликованный в первом номере этого журнала за 1908 год. Сейчас портрет находится в Третьяковской галерее. Блоку он не нравился. «Портрет Сомова нисколько не похож на меня, и я не хочу его подписывать», — записал однажды поэт.

Карандашный портрет Блока создала Т. Гиппиус — он постоянно висел в комнате матери Блока, рисовали поэта также Миклашевский и Нерадовский. Существует еще один, мало известный портрет поэта, выполненный в 1909 году Иваном Кирилловичем Пархоменко.

В начале XX века И. Пархоменко задумал создать портретную «Галерею русских писателей». Один из писателей, позировавших ему, оставил интересные заметки о мастерской художника и его замысле: «Я повернут был к стене, занятой портретами. Чем далее я глядел на них, тем более они мне нравились, — и не отдельно, а массою. Без рам, этих несносных золотых рам, кричащих о рынке или выставке, они являли собою что-то тихое и умное, комнатное или кабинетное... Мне показалось чем-то невозможным разрознить галерею. Каждый отдельный портрет мало говорил бы собою: но, собранные вместе, они являли зрелище и любопытное и будящее много мыслей. Я стал входить во вкус Пархоменко, в мысль его, в план.

Я зарисую всю русскую литературу, добьюсь полноты «Галереи». И ни за что ее не разрозню... Купит «Галерею» кто или не купит — от решения этого вопроса я не пропаду: но я не испорчу своего дела, и ничего не стану продавать вразброд... Естественно, мне хочется, чтобы «Галерея» была куплена государственным учреждением, где она сохранится прочнее и цельнее. И вот я мечтаю, что и после моей смерти явится другой живописец, который продолжит мое дело, которое я рассматриваю как начинание; он пополнит «Галерею» портретами других выдающихся писателей, какие со временем будут появляться мало-помалу. И таким образом соберется полная, вполне полная .«Галерея русских писателей», начиная с нашего времени». Исполняя этот грандиозный замысел, Пархоменко создал более девяноста портретов писателей. Он писал Л. Толстого, Д. Мамина-Сибиряка, В. Короленко, В. Дорошевича и многих других. Возможно, интерес художника к портретам литераторов возник потому, что в конце девятнадцатого века сам он писал и печатал стихи.

Среди сохранившихся в государственных хранилищах и частных собраниях портретов «Галереи» — портрет Блока. Упоминание о сеансе у художника есть в письме поэта к матери: «Сегодня иду к Мережковским, — завтра — позировать художнику Пархоменко...»—сообщает Блок. Комментируя эти строки, М. А. Бекетова пишет, что портрет не был закончен и остался у художника. Но, оказывается, Пархоменко закончил портрет. Доказательство этому находим в статье, выдержки из которой приведены выше: «Во время сеанса я услышал еще подробность, очень ценную.

— Завтра последний день, и я буду рисовать глаза.

— Почему так поздно. Ведь глаза — главное.

— Именно оттого, что главное. Портрет должен быть схож до глаз: а то «с глазами», раз они удачно вышли, он будет схож и без сходства или удачи в остальных частях лица... Этого не надо. Пусть портрет будет похож в менее духовных своих частях, и уж тогда завершить его в главном,— в глазах, взоре». Безусловно, наиболее удались в портрете Блока художнику именно глаза, и портрет занял свое место в «Галерее». О его дальнейшей судьбе никаких сведений ни у самого Блока, ни в литературе о нем нет.

Заслуживает же этот портрет самого пристального внимания. Он относится к периоду очень важному в творческой судьбе поэта. Блок недавно вернулся из Италии и занят переработкой цикла итальянских стихов, готовит книгу статей об Италии. А в декабре 1909 года умирает в Варшаве отец поэта. В эти дни задумывает Блок «Возмездие» — трагическую поэму о необратимом историческом обновлении. Наступал 1910 год — один из наиболее кризисных и сложных для Блока.

С мирным счастьем покончены счеты,
Не дразни запоздалый уют.
Всюду эти щемящие ноты
Стерегут и в пустыню зовут.
Жизнь пустынна, бездомна, бездонна...

Эти строки были написаны через несколько дней после сеанса у Пархоменко, который вспоминал, что Блок «во время сеанса все время читал мне свои произведения. Голос у него был мягкий, вдумчивый, слова расставлял он не густо, в растяжку, и его приятно было слушать».

Такова судьба одного из портретов «Галереи русских писателей» Ивана Кирилловича Пархоменко, хранящегося сейчас в Институте мировой литературы имени Горького в Москве.

Статьи о литературе

2015-06-04
Блок вернулся в революционный Петербург из Шахматова! осенью. Он видел нарастание революционной обстановки и, судя по воспоминаниям, 17 октября даже нес на демонстрации красный флаг. Не случайно во втором издании «Нечаянной Радости» поэт один из разделов озаглавил «1905». Вошло туда и стихотворение «Митинг».
2015-07-21
Иван Алексеевич часто говорил о неискоренимых началах «русской души», имея в виду некие исконные, подсознательные силы. Но в художественных произведениях «подсознательное» и «бессознательное» слиты в некое единое целое. Обратимся к рассказу Бунина «Я все молчу» (1913).
2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.