Арбат

Я живу на этот раз,
Чтоб не засветиться,
В отдалении от вас,
Госпожа Столица.
Не стыжусь преклонных лет,
Не блюду морали,
Денег нет, талонов нет,
Мотоцикл украли.
Не кляну свою судьбу,
Ем, чего добуду.
А борьбу видал в гробу,
Воевать не буду.
От забот почти горбат,
В стыдобе и сраме...
Может, выйти на Арбат —
Торгануть стихами?
Да товар мой не таков,
За который плата...
Костерят большевиков
Ушлые ребята.
Здесь лиловые тела,
Масляные рожи,
Развесёлые дела,
Праздник молодежи.
Здесь кругом на менте мент
В новой спецодёже,
Но матрёшка-президент
Продаётся всё же...
Даже если я поэт,
То довольно старый.
На карманах лейблов нет,
На плече — гитары.
Что стихи? — дорожный прах,
Мусор на паркете,
Если ты не при деньгах
И не при кастете.
Суки вора потрошат,
Маты—перематы,
Под ногами мельтешат
Сексопсихопаты.
Дуры рвутся за кордон -
И смешно, и жалко.
Дураков пасёт ОМОН
Со щитом и палкой.
В этой рыночной тоске,
В этой распродаже,
Мне, как рыбе на песке,
И не стыдно даже:
За партийное жульё,
За дубьё милиций,
За позорище твоё,
Госпожа Столица.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-06-14
Первые серьезные приступы смертельной болезни появились в 1918 году. Он чувствует боли в спине; когда он таскает дрова, у него болит сердце. Начиная с 1919 года в письмах к близким он жалуется на цингу и фурункулез, потом на одышку, объясняя ее болезнью сердца, но причина не только в его физическом состоянии, она глубже. Он жалуется на глухоту, хотя хорошо слышит; он говорит о другой глухоте, той, что мешает ему слушать прежде никогда не стихавшую музыку: еще в 1918 году она звучала в стихах Блока.
2015-07-06
О фольклоризме Есенина исследователи его творчества стали писать еще при жизни поэта. Со временем определили три народно-поэтических струи, питавших лирику и прозу рязанского «златоцвета».
2015-07-06
Шел уже одиннадцатый час дня, а Есенин еще не просыпался. Разбудил его осторожный стук в дверь. Кто там? — хриплым голосом крикнул Есенин: вчерашнее холодное пиво на вышке ресторана «Новой Европы» давало себя знать.