1928

Над станцией в гирлянде: «Двадцать восемь».
Холодных цифр нам тёмен скучный блеск.
Мы средь чужих - молчим, не ждём, не просим.
Не к нам струится телеграфный треск.

Чрез пять минут ревущая машина
В четвёртом классе вдаль умчит нас вновь.
Вновь за окном блеснёт реклама-шина,
Мелькнёт труба - гигантская морковь.

Мы на ходу под говорок колёсный
Куём и пишем, шьём, строгаем, спим,
И каждому иначе машут сосны,
И разное рассказывает дым.

Но здесь, на станции, в миг праздного этапа,
Эй, земляки, сгрудимся в тесный круг...
Вот здесь, в углу, вблизи глухого шкапа,
Пускай зазеленеет русский луг!

Летят года, как взмыленные кони, -
Ещё не слышно благостных вестей...
Пожмём друг другу крепкие ладони
И лапки милые примолкнувших детей.

Пусть наших жён исколотые пальцы
Нас тёплой бодростью поддержат в этот миг...
В чужих гостиницах, ночные постояльцы,
Мы сдержим звон проржавленных вериг.

Авторизация через:

Статьи о литературе

2015-04-08
Благоговея перед величием имени и необыкновенностью личности Анны Андреевны Ахматовой, я никогда не смел даже помыслить о том, чтобы когда-нибудь дерзнуть вылепить ее натурный портрет. Нагловатостью и авантюризмом, казалось мне, попахивала сама идея встречи с нею, уже при жизни ставшей классиком современной русской литературы. И наверное, я так никогда и не осмелился бы подойти к ней с просьбой о позировании если бы...
2015-07-15
На протяжении всей своей жизни Бунин сознавал неослабевающую, чарующую власть Пушкина над собой. Еще в юности Бунин поставил великого поэта во главе отечественной и мировой литературы — «могущественного двигателя цивилизации и нравственного совершенствования людей». В трудные, одинокие годы эмиграции писатель отождествлял свое восприятие русского гения с чувством Родины: «Когда он вошел в меня, когда я узнал и полюбил его?
2015-07-06
Поздней осенью 1915 года на улицах Петрограда появилась неброская афиша, извещавшая публику о том, что в концертном зале Тенишевского училища в воскресенье, 25 октября 1915 года состоится вечер «Краса» с участием поэтов Сергея Городецкого, Алексея Ремизова, Сергея Есенина, Николая Клюева. Были указаны еще три фамилии: Александр Ширяевец, Сергей Клычков и Павел Радимов.